Главная » 2009 » Декабрь » 27 » Памяти Г.Кирпы

15:48

Памяти Г.Кирпы

В украинской политике доселе не было фигуры украинца, отвечающего представлениям нации о «сильной руке» и толковом хозяине. Все, что делал Георгий Кирпа, подводило общественное мнение к тому, что такой человек, наконец, появился…

27 декабря 2009 года исполняется ровно 5 лет с дня самоубийства человека, которого незадолго до этой печальной даты «Укрзалізныця» определила самого выдающегося железнодорожника за 148 лет существования железных дорог Украины.

 Предлагаем вашему вниманию статью Юрия Сколота «Фаворит», написанную еще в 2004 году, когда многие видели в Георгии Кирпе возможно преемника Леонида Кучмы. Итак, статья:

«Слово «фаворит» — от французского favorite – употребляется в двух значениях. Первое – любимец высокопоставленного лица, получающий выгоды и преимущества от его покровительства. Второе – лошадь, всадник или команда на бегах и скачках, имеющие по сравнению с дру¬гими участниками соревнования большие шансы на выигрыш. Хотя в биографии транспортного маршала Украины Георгия Николаевича Кирпы азартные игры на ипподроме не значатся, оба толкования к нему применимы вполне.

Геометрическим символом этой судьбы могла бы стать тяжело отрывающаяся от линии взлета парабола. Крутого взмыва, собственно, и быть не могло – время и место его рождения, условия взросления и становления предопределяли жизнь приземленную. Не до карьеры – быть бы живу. Никакие книжки и фильмы не дадут представления, чем было послевоенное украинское село для мальчишки из первого послевоен¬ного поколения – Кирпа родился в 1946 году. Потому что даже в типич¬ных обездоленных семьях начала ХХІ века самые разнесчастные дети по сравнению с теми, послевоенными, живут в роскоши. Нужно обладать особой энергией. Самолюбием. Быстрым и цепким умом, чтобы из черт знает в каких подольских дебрях затерявшейся Клубивки вырваться, засверкать, заставить о себе говорить и спорить, восхищаться и ненавидеть, недоумевать и гадать – что за фрукт такой Георгий Кирпа? созрел он уже и вот-вот упадет, или еще только наливается силой?

До апреля 2000 года его как бы и не было. Кому интересен провинциальный чиновник, даже если он и начальник дороги? «Некоронованный король» Львова, железнодорожный диктатор, гениальный транспортник, современный менеджер, зарвавшийся деляга, президентский угодник и т. д. – все это будет сказано потом, после того, как только назначенный начальник «Укрзалізниці» Георгий Николаевич Кирпа начнет делать то, что никто и никогда до него не делал. Не только на „Укрзалізниці”, в министерстве или ведомстве, но и в стране вообще. Кирпа взялся искоренять коррупцию и наводить порядок. Через рассуждения о политической воле, затянувшемся кризисе, через то, к чему Украина созрела и к чему перезрела, через рассусоливания об объективных предпосылках экономических реформ «прямой, как рельса» Кирпа переступил, как через кучу. Тогда и возникли вопросы — и кто такой, и откуда взялся, и какие грехи за ним значатся?

Значилось не мало. И в медиа-пространстве Кирпы стало столько, сколько доселе не было ни одного чиновника его ранга. На свет и суд выставили всю прежнюю жизнь железнодорожного инженера, в которой все было обычно и привычно вплоть до 1993 года – до назначения начальником Львовской ЖД. Разоблачительные сюжеты по современным меркам были заурядного содержания. Трудно сказать, на что рассчитывали собиратели компромата. Но если они предполагали вызвать негодование у небожителей на Печерских холмах, – посмотрите, мол, кто пришел, то сильно просчитались. Кого из нашей власти можно огорошить ловкостью в манипуляции с бюджетными деньгами, жесткой борьбой за бывшее достояние страны, именуемое «объектами приватизации», хитроумными схемами сотрудничества с иностранными фирмами? Нет, такими разоблачениями теперь не поразить даже читателя.

Но возникал вопрос — как это, имея такой хвост прегрешений, Кирпа замахивается на передел сфер влияния на железной дороге? Это ведь не заурядная привокзальная площадь с ларьками! Цена вопроса — миллиарды. Кто стоит за ним?

За Кирпой стоял Кучма. Не то чтобы президент ему был «як батько», как раз в сыновья Кирпа не набивался. Более того, он не только в «семью», но и в клан не входил. Это был редкий случай, когда провинциальный служивый предлагал себя на роль терминатора, не требуя ни гарантий в случае поражения, ни наград при победном исходе дела. Вот такое скромное обаяние…

В 2000 году ситуация на „Укрзалізниці” была критическая — ей грозил паралич. И Кирпа, еще в чине начальник Львовской дороги, обратился к президенту со своим планом спасения. Что, в сущности, было прямым обвинением непосредственного руководства в непрофессионализме и неумении работать в новых условиях, а коллег – рельсовых генералов – в безынициативности и неспособности мыслить перспективно. Никто и никогда это письмо Кирпы к президенту не публиковал, но уверен, что Георгий Николаевич не намекал даже, что хочет сам возглавить отрасль. Более того, оставляя Львов, он вздохнул в узком кругу – не собирался я в Киев, многое из задуманного до конца не довел.

Львовская дорога при Кирпе поднялась, и львовского «Хрустального льва» еще в 1997 году Георгию Николаевичу дали как лучшему хозяйственнику справедливо, по честному галицийскому счету. И ничего удивительного, что начальника дороги не только многие любили, но многие и ненавидели — в диапазоне от взрыва автомобиля до фекалий на столе. Его ничего не остановило.

Из того, провинциального багажа Кирпы, как заноза под ногтем, сидит такой факт. На селекторном совещании, подводя итог очередному жесткому разговору, Кирпа бросил подчиненным философический вопрос: «Как вы думаете, что правит миром?»

Вряд ли служащие магистралей изучали наследие Бонапарта и вспомнили, что претендент на мировое господство уже ставил этот вопрос. Он заявлял, что есть два рычага, при помощи которых можно манипулировать массами — страх и личный интерес. В жанре селекторного общения диалог не предусмотрен. Да Георгий Николаевич в нем и не нуждался. Он ответил в молчание сам, максимально упростив Наполеона и адаптировав его к эпохе дикого накопления капитала: «Миром правят деньги и страх. Деньги – мои. Страх – ваш».

Пройдет два года. Всего два года, и Георгий Кирпа станет министром транспорта с такими полномочиями, которых никогда ни у одного министра не было. Он сохранит за собой должность начальника „Укрзалізниці”, ему будут подчинены не только морской и речной флот, но и все, что летает в небе и катится по земле. Провинциальное прошлое поблекло в новой славе Героя, храбреца, не сломавшего шею в схватке с хозяевами грузопотоков на железнодорожных магистралях, переигравшего близкого к президент (и своего прямого начальника) Валерия Пустовойтенко, не дрогнувшего перед вознесенным Леонидом Даниловичем из директоров заводов в вице-премьеры Олегом Дубиной. И это далеко не полный список деяний и заслуг …

Тем временем в стране созрело очередное «переломное время», правительство Кинаха отправляли в отставку, и транспортного маршала прочили в премьеры. Кучма, характеризуя Георгия Николаевича, если не ошибаюсь, дело было в Харькове, удивится — появился человек, который за¬хотел что-то сделать не для себя, а для Украины. На железной дороге порядок навел, теперь взялся за авиацию, намерен вытащить Украину из бездорожья.

За два года Георгий Кирпа из провинциального начальника дороги стал одним из самых влиятельных государственных мужей, смелым политическим игроком. Он шел к цели напрямик, танком, и никто не осмеливался его остановить. Потому что поднять руку на фаворита – это поднять руку на властелина.

Природа фаворитизма загадочна, а его логика непостижима. Говорят: у сильного государя фаворитов не бывает. Но тут же в памяти всплывает лоточник Алексашка Меньшиков при царе Петре, Григорий Потемкин при Екатерине…

Фаворит, как правило, появляется, чтобы выполнить то, чего хочет, но не желает делать сам властелин. Угадать его сокровенное и потаенное желание – вот искусство, без которого не бывает фаворита.

Есть версия, что возвышение Георгия Николаевича имеет тривиальную предысторию — сумел понравиться Леониду Даниловичу пропагандистской самоотверженностью во время избирательной кампании 1999 года, потом якобы отгрохал для гаранта резиденцию в живописных Карпатах, а сейчас строит хоромы еще побогаче в Подмосковье. Но самые заклятые враги Кучмы вынуждены будут признать, что только изощренным угодничеством и щедрыми подношениями сердце президента не завоевать.

Феномен Кирпы в известной мере проясняет история Юрия Кравченко. Юрий Федорович в ранге министра МВД был больше чем любимцем — родной для президента душой и послушным, как хорошо приспособленный протез. Свою верность президенту он демонстрировал не единожды, но только побоище 9 марта на Банковой стоило ему карьеры. Был ли Кравченко фаворитом? Думаю, нет.

Предназначение фаворита — приумножать к сюзерену не ненависть подданных, а добродетели. Если к Кравченко и было применимо понятие сильной и решительной руки, о которой всегда потаенно мечтал Леонид Данилович, то применимо лишь потому, что рука эта держала полицейскую дубинку. А страна устала жить в страхе, жаждала увидеть если не луч света, то хотя бы искру надежды, жаждала давно обещаемых перемен. И Кирпа показал, как это делается.

«Укрзалізниця» выползала из кризиса, как змея из старой кожи, благодаря его жесткости, решительности. На всю страну стоял крик о сокращениях, неправомочных увольнениях, злоупотреблениях железнодорожного ведомства монопольным положением. Но одновременно губительный бартер заменялся нормальными расчетами, исчезали паразиты-посредники, в казну потекли деньги, строились и ремонтировались вокзалы. Апофеозом, грандиозным по замыслу и масштабам символом реформ на «Укрзалізниці» стала реконструкция столичного вокзала. Она велась на глазах у всей Украины, пассажиры плутали по тоннелям и выгородкам. Привыкшая к долгостроям и безалаберности публика глазела на строительный хаос и не верила, что работы закончатся в срок. Но в годовщину Независимости строители помыли руки. Георгий Кирпа показал Украине, как надо работать, и какой хозяин ей нужен.

Так в общественном сознании укоренилось мнение: на железных дорогах воцарился, наконец-то, железный порядок. Маршал это убеждение старательно поддерживает и углубляет. И можно было бы принять PR за истину, если бы …

У «Укрзалізниці» есть фасад, всем видимая парадная сторона, и маршал Кирпа умеет ее показать. Но одно дело перекрасить вдрызг разбитые пассажирские вагоны, отремонтировать и привести в порядок замызганные строения станций и полустанков, пустить скоростной поезд Харьков-Киев, а совсем иное — привести в европейскую норму железнодорожные пути, на которых составы сегодня громыхают, как телега на проселочной дороге. Показные фирменные поезда, безусловно, радуют глаз, но чуть в сторону от столичного маршрута и сразу погружаешься в неистребимый мир совкового сервиса с вонью и грязью, с проводниками с повадками тюремных надзирателей, командующих сбором постелей и выдающих чай, как награду. И невольно всплывает в памяти история с малеванными деревнями по пути следования императрицы Екатерины в Крым. Разумеется, и новый подвижной состав, и замена рельсов требует больших затрат. Но какие нужны капиталовложения, чтобы убрать мусор, ожерельями опоясывающий каждый метр „Укрзалізниці”? Он лежит годами, заставляя пассажира не глядеть в окно, такое же замызганное, как и обочины магистралей?

У каждого успешного дела непременно есть оборотная сторона, издержки. Можно только догадываться, какая тайная сеть интриг, комбинация хитроумных подстав и подножек, волчьих ям с рогатинами подстерегают Гергия Кирпу на каждом шагу «при дворе». Фаворит – это всегда одинокий катальщик на качелях. Он то взлетает, то опускается. Он обречен напрягать все силы, чтобы взмыть вверх, прекрасно осознавая, что не может ни остановиться, ни задержаться на высоте.

Слухи об опале Кирпы чередуются с похвалами его громким начинаниям. Это – его личная сфера. Но в оборотной стороне успеха есть и раздел, касающийся интересов общества, хотя к нему общественное внимание практически не обращается. Это – цена победы. Приученные к тому, что «за ценой не постоим», мы ни разу не задали себе вопрос, как соотносится результат с методами наведения порядка. Так ли справедлива была «сильная рука»? Отвечают ли нововведения на «Укрзалізниці” курсу рыночных реформ? Не породила ли система льготных тарифов, сохраненная в железнодорожном ведомстве, еще более изощренную форму коррупции, чем была до Кирпы? Почему при громких парадных мероприятиях страна теряет транзитные грузопотоки? Почему „Укрзалізниця” не выдерживает конкуренции с российскими железными дорогами, и экспортные грузы все чаще идут не в украинские порты по более короткому пути, а в чужие?

В начале 2002 года вспыхнул шумный конфликт между железнодорожниками и зерновыми трейдерами. За внешней стороной – попыткой „Укрзалізниці” получить больше денег, пряталась более глубокая. Ведомство Кирпы претендовало на право регулировать грузопотоки в стране, заменить рыночные законы старыми, госплановскими методами ручного управления. Этому мешала независимость морских портов.

Сосредоточив в руках всю власть над транспортом Георгий Николаевич нашел портам скорый укорот – они все вошли во вновь созданное объединение «Укрморпорт». С пресловутой конкуренцией, борьбой за грузопотоки и т.д. покончено одним росчерком пера. Издается сразу ставший печально известным приказ Минтранса о фиксированных тарифах, что ставит крест на рыночных отношениях в отрасли. Министр обещает, что наведет в портах порядок столь же решительно, как и на железной дороге. В сущности, начинается передел сфер влияния, в котором „Укрзалізниця” выступает в роли диспетчера-регулировщика. Она указует, какие грузы, куда и к кому везти, таким образом определяя мощность и направления финансовых потоков в стране. Формула, что транспорт есть кровеносная система экономики обретает едва ли не буквальный смысл.

Передел сфер влияния – литературный эвфемизм. На самом деле это изгнание от пирога чужого, чтобы освободить место для своего. Пожалуй, самый лакомый куском «портового пирога» в Украине — Одесский торговый порт. И именно с него маршал начал наводить порядок. Достаточно своеобразно, нужно сказать. Он публично вскрыл не просто нарушения в Одесском порту, а масштабную преступную деятельность и махровую коррупцию. А вывод был такой — убирайтесь все по добру по здорову и не злите меня. Иначе будет война…

Фаворитизм в принципе невозможен в странах с устоявшимися демократическими режимами, где закон и право служат обществу, а не властелину. В украинских условиях фаворит – это ордынский ярлык на удельное княжение, а государственная целесообразность – благая цель, которой, как фиговым листком, прикрывается срам беззакония.

Знало ли высшее политическое руководство страны о том, что происходило до Кирпы на железных дорогах и в морской отрасли? В частности о невиданных льготах и привилегиях для кампании «Синтез Ойл», пользовавшейся его же, политического руководства, покровительством? Знало ли кто украл более двухсот судов Черноморского пароходства, танкерный и речной флот? Знала ли о системном ограблении государства Генеральная прокуратура, СБУ, Министерство внутренних дел? Безусловно. Вне всякого сомнения. Тогда почему не правоохранительная рать, а одинокий рыцарь Георгий Кирпа выступает на поединок с грабителями и расхитителями? Не потому ли, что «наведение порядка» в таком случае носит избирательный, сервильный характер, что «чистить под Кирпой» будут только чужих и только непокорных? И здесь возникает главный вопрос – нужно ли Украине возрождение экономики и основ государственности по модели фаворита?

Заступив за опасную черту коррупции, олигархического беспредела, полицейского произвола и нарушения конституционных прав и свобод человека, Украина действительно нуждается в решительных и смелых действиях. Возможно, для этого нужно приостановить действие Конституции и ввести диктатуру. Возможно, Георгий Николаевич Кирпа подойдет на роль диктатора. Но для этого он должен получить полномочия от народа или парламента. Фаворит – это всего лишь любимец одного, пусть и наделенного большой властью, человека. И его действия – для ублажения этого человека.

Мы долго шарахались от гипотетической «красной угрозы», нас долго убеждали, что коммунисты нацелены на реванша, на отмену результатов приватизации и так далее. Министр Кирпа без объявления об изменении курса перевел в своей отрасли стрелки экономики с рыночной на некий гибрид свободного предпринимательства с госплановским рулем. Угодил он этим своему сюзерену? Угадал ли его сокровенные чаяния? Этого мы, пожалуй, никогда не узнаем. Потому что фавориты возникают и исчезают без пояснений.

Имя Георгия Кирпы только однажды возникло в политических прогнозах, как возможного премьер-министра в кадровом президентском пакете. Как мы знаем, прогноз не оправдался. Донецкий капитал доказал свое право на власть, и президент вынужденно согласился с кандидатурой Виктора Януковича. Но значит ли, что качели Кирпы не только опустились, но и замерли в нижней точке? Перестройка в транспортной отрасли дает основания говорить, что Георгий Николаевич ушел от публичной пропаганды успешных начинаний к наращиванию мускулов и средств. Специфика украинской политики такова, что в ней выживает (в прямом смысле) только сильный и дерзкий. Обладая властью над всем транспортом страны, Кирпа занимает ключевую позицию в украинской экономике. И если его имя еще ни разу не всплыло в связи с предстоящими (если не в 2004 то в 2006 году) президентскими выборами, то только потому, что роль фаворита обязывает тщательно скрывать амбиции.

Георгий Николаевич вполне мог быть альтернативой Ющенко. Секрет популярности Виктор Андреевич, несмотря на безмятежную бездеятельность и прежнюю «сыновью» покорность Кучме, аналитики поясняют совпадением его ментальности с ментальностью избирателей. Но в душе украинца любовь к пасеке, цветущим подсолнухам в палисаднике и образам в рушниках странным образом уживается и с любовью к горячему коню, свисту стрелы и набегам. И еще неизвестно, чего в украинцах больше. Просто в украинской политике доселе не было фигуры украинца, отвечающего представлениям нации о «сильной руке» и толковом хозяине. Все, что делает Георгий Кирпа, подводит общественное мнение к тому, что такой человек, наконец, появился.

Георгий Николаевич — украинец не в меньшей степени, чем Виктор Ющенко, для него органичны и дороги язык и песня, казацкая слава и история УПА. Так что не грех (на всякий случай) заглянуть в словарь и уточнить, что в фамилии фаворита Кучмы ударение нужно делать на первом слоге, а значит она – вздернутый нос, что обычно говорит о характере задиристом и заядлом.

В положении фаворита есть один изъян. Он называется — временность. За отставкой, как следует из длинного ряда примеров, чаще всего следует опала. В лучшем случае удаление с глаз, куда подальше… И если вы прислушаетесь, через толщу времен, из октябрьской степи 1791 года к вам донесется звон колокольчика под дугой, потом — встревоженные крики, причитания и стоны уже немолодого человека. Разбитого внезапным параличом старика вытаскивают из кареты, укладывают на сырой степной обочине, и последнее, что он ловит своим единственным глазом – это бесконечно высокое и пустынное небо.

Повелевавший судьбами огромной империи, могущественный фаворит, познавший сладость власти и получивший несметные богатства граф Григорий Потемкин-Таврический умрет в глухой степи в полном одиночестве и упокоится за церковной оградой в пыльном Херсоне. А ведь это был один из самых удачливых и везучих…

Категория: Железнодорожные новости | Просмотров: 2291 | Добавил: belkin | Теги: Георгий Кирпа | Рейтинг: 5.0/4

Похожие железнодорожные новости
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Новости партнёров

Железнодорожные новости

Железнодорожные происшествия

Железнодорожные инструкции